Фотопроект “Клеймо” (Геля)

Друзья, я продолжаю создавать фотопроект “Клеймо”. Вы уже читали истории Юрия Тарасова, Наташи и Милослава. Сегодня речь пойдёт о Геле.

“я  в целом всегда была паинькой. была дитем-наблюдателем, смотрела на разношерстные компании, все время в поисках. я искала себе дом, где меня поймут такую, какая я есть. зажатую, маленькую, трусливую. 

до 9-ти лет я жила в Полтаве, это небольшой украинский городок. меня этот промежуток времени воспитывали бабушка с дедушкой, во всю силу их тогдашних возможностей. мне не на что было жаловаться, разве что иногда накатывала тоска по родителям. где-то они точно были, образно всплывали и пропадали снова. это действительно круто, когда ребенок живет в полной семье, это дает некий стержень, опору, которую сломать практически невозможно. 

на моменте, когда меня привезли в Москву, я особо не напрягалась. ритмичный город меня сразу принял, но я этим пользоваться не спешила. в первые два года здесь я в основном сидела дома. запиралась в ванной и играла до утра на ноутбуке, смотрела мультики (как-то раз даже пыталась осилить Игру Престолов, но это быстро наскучило) и образ жизни в целом был по типу «кушать-спать», меня вообще не тянуло с кем-то общаться. с папой после переезда виделись первое время часто, каждые выходные, там ситуация  не особо менялась, он — в своих делах, а я — за стенкой играла в игрушки. мы мало общались, да и не особо это как-то волновало, если честно. до сих пор мучает вопрос, была ли я желанным ребенком, скорее родителям просто хотелось оставить что-то общее, найти лишний повод встретиться и все такое.

после летних каникул меня пристроили в ближайшую среднюю школу, с хорошим рейтингом, кстати. одна из лучших по Москве. не могу сказать, что  я была каким-то супер-примечательным ребенком, с третьего по седьмой класс училась на четверки, но чем старше становилась — тем больше отпадало стремление к каким-либо достижениям. если на Украине я могла занимать первые места на олимпиадах, учавствовать в соревнованиях и стараться хотя бы для бабушки, то здесь такого не было. не для кого это было. мой класс можно было назвать сплоченным, но по началу подросткового периода все постепенно друг от друга отдалялись, накапливалась злоба, недопонимания и все как-то разбежались кто куда. я была хорошисткой, но в математических науках — провал. стоило учительнице только назвать мою фамилию, как класс тут же накрывало волной уставших вздохов, все понимали, что это надолго. меня это сильно печалило, ребята, мол, но я ведь по русскому/литературе имею лучшие показатели. но кого это волновало? 

со временем учительница, благо, отпустила идею тратить на меня свободные 45 минут урока, и мне это было только на руку. было тяжеловато каждый будень морально готовиться к унижениям, подавленным смешкам где-то сзади, мерзким ухмылкам. мелкие жестоки к тем, кто на них хоть чуточку не похож, но я не держу зла ни на одного из них, это нормально. я считаю что это своего рода детские обиды, которые они пытаются закрыть таким образом. на этом моменте я подрасслабилась, а что от меня требуется? сдавать контрольные работы, да на уроках присутствовать. но чем больше мне давали свободы — тем больше я этим злоупотребляла.

летние каникулы прошли незаметно и наступил ключевой момент — переход в восьмой класс, уже старшей школы, в другой корпус. ребята там были здоровые, с щетиной, с убитым взглядом. я к тому моменту совсем развязалась, мысли о будущем стремительно покидали меня, остались подружки, сплетни, мальчики и пришкольная курилка. первые отношения, парень познакомил меня со старшаками, я очень к ним тянулась. мне хотелось быть крутышкой, как они, быть в их темпе. я не особо выкупала на тот момент, чем вся эта обросшая ватага занимается, выглядели они подозрительно, шарились вечно на первом (там был ряд сидушек по всей длине коридора), что-то обсуждали, гоготали. также была точка, место, где все они зависали, нижний мак нашего района. не знаю, чем это место им так полюбилось, а работники мака почему-то закрывали глаза на ораву въюзанных школьников. 

первая моя проба ограничилась одним треком фена в школьном туалете, предложила одноклассница, которая тоже общалась с ребятами постарше.

мне тогда ничего не дало, такое нередко бывает в первые разы употреба, организм сильно противится новому веществу и всячески отторгает его. страшно ли, опасно ли, меня это не волновало, там без задней мысли.

время от времени я долбила что только под руку попадалось: фен, марки, героин (по случайности), гашиш, мда/мдма, колеса, соли различные. не сказать, что это было прям таки по глупости, тут играл роль детский интерес и попытка влиться в коллектив по общим интересам. 

в один прекрасный день мы с ребятами на квартире нюхали соль, это вообще страшная штука. у людей с нее крышак знатно едет, буквально неделя марафона и перед тобой уже животное, которое ищет варики на дозу, бегает до глазка и несет несвязный бред, все об одном. это эдакая замена веществам подороже, весь собранный шлак в ней. мне достаточно было четырех дорог, и я уже бежала к маку рассказывать уборщице какого красивого голубя я только что увидела, да еще и во всех подробностях. я встретила там будущего парня (его тяжеловато так назвать, скорее соупотребителя), которому начала лясы точить, как же меня прет. он уже тогда делал кладки, мне долго об этом не рассказывал. он сразу понял, что со мной и мы пошли в подъезд, отсиживать это состояние. словами не передать, что это за выпирающий демон из тебя лезет, ты тарабанишь без остановки, с темы заусенца на пальце как-то переходишь на свою прабабушку, рыпаешься с каждого шороха. в подъезде все это дело воспринялось еще хуже, конечно, поэтому меня перекрыло. я стала повторять одну фразу на протяжении трех часов, наверное, поднялась на двенадцатый этаж, залезла по лестнице в какую-то выемку, спустилась обратно. ты себя не контролируешь, заткнуться невозможно. 

после этого случая в мою жизнь вклинился этот парень, мы ездили вместе закладывать, торчали по подъездам. можно сказать, на тот момент подъезд был моим домом. мы не спали по трое суток, столько же не ели. мозг высыхает, о какой-то норме морали, человечности и речи не идет. тебя охватывают животные инстинкты и нескончаемая паранойя (которая, кстати, остается при тебе если не на всю жизнь, то на ближайшее будущее точно). 

мы сидели на лестничной клетке грязные, замерзшие, чертили еще и еще. визуалы — неотъемлемая часть такого путешествия, если ты не спал. я видела, как из банки с окурками выползают голубые коты, моргнешь — пропадет, и по новой. слуховые галлюцинации та же тема, кто-то зовет с первого этажа, говорит твое имя. музыка, любая заедающая, все это ты слышишь. меня это совсем не пугало, что есть то есть. я всегда была неопрятная, с пустым взглядом, разбитая. иногда отключалась прям в подъезде, а когда просыпалась — живот сводило от голода, во рту привкус крови, в горле сухо, а холод от ступенек отдавал в почки. 

от эйфоретиков едет челюсть, хочется что-то жевать, но не кушать (аппетит-то полностью пропадает). помню, искусала себе щеки изнутри настолько, что не могла разговаривать. был привкус крови, обрастала корка, желчь. 

я искала любую возможность свалить из дома, когда за дело взялась мама. она понимала, что происходит, но от неопытности не могла как-то стойко на это повлиять, а я была неудержима. не было во мне этого: «так, остановись, подумай», было «убегай, ищи, потребляй». мама запирала меня дома, забирала с собой две пары ключей, я уходила когда она ложилась спать. когда она начала их прятать, я, соответственно, искала. воровала деньги, выносила часы, брюлики всякие. 

наркотики не делали меня счастливее ни в коем разе, это жестокие качели. ты опьянен эйфорией, безудержно что-то обсуждаешь, но все это так фальшиво. все думают об одном, как бы догнаться лишний раз. а потом еще и отхода накатывают, снова нетрезвое. я сильно бесилась, раздражала каждая мелочь, срывалась, буквально кричала «дайте дозу, я хочу еще». 

сейчас эта штука вообще особо популярна, многие подсаживаются за раз, а родители не знают, какой подход к этому находить. ты либо даешь четкий запрет (что с большей вероятностью сподвигнет попробовать), либо молчишь. со мной вот был второй вариант.

тут бы поболтать на эту тему, показать, что ты рядом, не затыкать криками «как так, это же плохо», а выслушать, в меру испугаться и разговаривать, разговаривать, разговаривать. 

в школе с этим вообще ничего не делают, умалчивают. слухи по учителям быстро разлетаются, но толку от этого как такового нет. 

я не употребляю уже три с лишним года, два срыва за этот период было. каждый из них было безумно стыдно перед собой. уже никакого призрачного удовольствия, только самоуничижение. меня вытащил мой бывший парень, который, можно сказать, просто поставил ультиматум и пытался мне всячески помочь. он был своего рода светом в конце туннеля, голосом реальности, который я услышала. и меня потянуло за ним, детскому вниманию свойственно быстро переключаться, так и тут вышло. я до сих пор этому поражаюсь, как? просто взять и выйти из этой западни, это что-то удивительное.

был у меня одногруппник, уже в колледже, когда перестала всем этим заниматься. с ним я сорвалась, очередной день в зеленых стенах. все тот же меф, мы — все те же животные, разница только в том, что по моему уходу он скончался от метадона. тут никогда не прогадаешь, что тебе попадется, а когда ты въюзанный тебе вообще уже без разницы, что ты вдыхаешь. порошок может быть другого цвета, запаха, бодяженный ещё чем, рисков много. меня жизнь уберегла от этого.

последствия разные бывают, но абсолютно никто из моих знакомых не выходил сухим из воды, со всеми что-то приключалось. у кого зубы выпадали, кого-то упекали в наркологички, диспансеры различные, кто-то сидит, кто-то умер. 80% ребят до сих пор с этим дело имеют. то меньшинство, которое из этого выбралось и сейчас имеет силы улыбаться в историях — за них

безумно рада. это мощно. на меня вот доля тоже непростая выпала, теперь с психикой все худо. два года назад мне поставили шизоаффективное расстройство и теперь я прохожу курс лечения, хожу к психологу. на заре голоса зовут меня — это знакомая ситуация. нередки были состояния, когда я волосы с головы рвала, душила себя до синяков на шее, дотошно кричала, топилась, билась в истериках. я днями лежала дома, в потолок смотрела. боль, стыд, апатия. ненависть к себе тогда была просто ужасающих масштабов. сейчас вот искажаются звуки иногда, в ванной слышу классику, вместо пения птиц — перешептывания. продолжительное время я не могла быть где-то одна от слова совсем, я просила парня ездить со мной пускай одну остановку, но нужен кто-то рядом. а сейчас среди людей тяжеловато, но я приспособилась, лечение помогает. скорее заглушает, конечно, потому что триггер остается. ты уже как бы пожизненно меченый. поэтому я и думаю, что бывших наркоманов не существует. теперь ты неосознанно подвержен этому, и если обычный человек просто пройдет мимо и даже не посмотрит в сторону наркотиков, то тебе нужно быть аккуратнее, ты более мягкий в этом плане. опыт этот безумно сильно бьет по каждому, он не щадит никого. 

я уже чувствую что та наивная, маленькая геля умерла. ее просто нет. будто бы никогда и не было.

к человеку, который через это прошел нужно найти подход. с нами бывает нелегко, много заскоков остается. мало кто это вывозит, многие не понимают и отворачиваются, но тем, кто все же взялся за эту ношу хочу посоветовать быть чутче, общительнее со своим ближним. он очень нуждается в вас, как ребенок. цените то, что вам доверили и рассказали этот страшный сон, это многого стоит. не осуждайте и говорите об этом столько, сколько потребуется, и это обязательно даст свои плоды.

проблема ли это воспитания, то ли глупости ребенка? честно, сама до сих пор не знаю. такое просто бывает. я думаю, в полной любящей семье, конечно, меньше вероятности в это попасть. попросту нет причины заполнять пустоту, которой нет.

 ◦ наркотики сильно расширили мое сознание в свое время, дали понять то, о чем в моем возрасте не думают. я будто бы прошла свою войну, а теперь смотрю на поле боя, где лежат мертвые воспоминания. я не жалею об этом опыте ни капли, что было то было, это морально взращивает как личность. я уже умею бороться, я научилась, но по-своему.

и я не очень люблю, когда люди относятся к этому с презрением и непониманием, типа: «пфф, в 12-то лет употреблять, я вот вообще в куклы играла». у всех все по-разному, ребята, научитесь это принимать. это не делает человека хуже или лучше, такое вот стечение обстоятельств. это была его война, которую он прошел, вы и представить себе не можете, какой ценой”.

@insomnia.exist

Узнать больше об авторе вы можете в разделе “Обо мне“. Больше интересных историй вы найдёте в моём блоге фотографа.

Подписка на фотопроект

Поддержать развитие фотопроекта “Клеймо”

Your country is United States so currency auto changed to US Dollars

Оформите ежемесячную подписку от 99 рублей либо сделайте единовременное пожертвование.

$
 
Текущий обменный курс: 1.00 RUB равен 0.0137 USD.
Выберите способ оплаты
Личная информация

Данные банковской карты
Платёжные данные передаются в зашифрованном виде через SSL-соединение.

Сумма пожертвования: 1.36$ Ежемесячно

Пожертвование на сумму {amount} плюс {fee_amount} на оплату комиссии платёжной системы.

Список спонсоров

Эти добрые люди оформили подписку на фотопроект.

Anonymous User
А

Анонимное пожертвование

124.59₽ 13.06.2021
Anonymous User
СИ

Анонимное пожертвование

99.00₽ 09.06.2021
Anonymous User
VO

Vika Olunina

20.91$ 09.06.2021
Anonymous User
ЮО

Юлия Осипова

99.00₽ 08.06.2021
Anonymous User
ЮГ

Юлия Герасимова

124.59₽ 08.06.2021

Люблю вашу страницу❤️

Anonymous User
АБ

Анастасия Белоусова

2,000.00₽ 08.06.2021

Харе Кришна!

Anonymous User
АЛ

Алеся Лейбович

99.00₽ 08.06.2021
Anonymous User
KW

Анонимное пожертвование

5.46$ 08.06.2021
Anonymous User
ОК

Ольга Кузнецова

200.00₽ 08.06.2021

Спасибо вам

Anonymous User
ЕМ

Евгения Мирошко

331.60₽ 08.06.2021

🖤

Anonymous User
NE

Nina Egiazarova

51.80$ 07.06.2021
Anonymous User
ЛС

Лилия Саттарова

5,40€ 07.06.2021

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *